«О чём думает эта девочка? Чувствует ли она страх, злость, растерянность; возможно, её мучат внутренние противоречия, или она так демонстрирует свою красоту? Рассматривая фотографию, можно каждый раз обнаруживать что-то новое для себя...»

Дэвид Шонауэр, бывший в 2002 году главным редактором журнала American Photo

В 1984 году Журнал National Geographic задался целью проследить генетический путь зеленых глаз, начавшийся еще во времена Чингисхана. В ходе исследований и сбора материала к проекту «Зеленые Глаза» фотограф Steve McCurry сфотографировал афганскую девушку, которую, как выяснилось 17 лет спустя, зовут Шарбат Гула (Sharbat Gula). Снимок испуганной красавицы-беженки с широко распахнутыми глазами в 1985 году стал обложкой National Geographic и через какое-то время стал всемирно известным символом афганского конфликта и страданий беженцев во всем мире. Сейчас фотографию называют  «афганской Моной Лизой».

13-ти летняя девочка из пуштунской семьи... Её родная деревня была атакована советскими боевыми вертолётами в начале 1980-х годов. В результате бомбардировки были убиты её родители, и она вместе со своими братьями, сёстрами и бабушкой была вынуждена перебраться в лагерь беженцев Насир-Баг на границе с Пакистаном. В конце 1980-х годов она вышла замуж за пекаря и вернулась в Афганистан в 1992 году. Сейчас у неё три дочери: Робина, Захида и Алия, четвёртая дочь умерла вскоре после рождения.

К тому моменту, когда команда National Geographic все же разыскала Шарбат, ей было уже за тридцать, она вернулась в родной Афганистан и никогда до момента встречи с NG не видела этой фотографии и не знала о своей всемирной известности.
Когда у неё спросили - как она смогла выжить в том аду, она ответила: "Это – желание Бога."

 

Всемирно известная фотография Вьетнамской войны уже далеко не столь неоднозначна, как предыдущая. Это символ ужаса и страданий невинных людей, попадающих «под раздачу» вместе с военными. Снимок, сделанный южновьетнамским фотографом, Ником Утом, демонстрирует людей, бегущих от напалма, который разливают южновьетнамские вооруженные силы на деревню. Логический центр композиции — обнаженная девочка, которая кричит от ужаса и боли. Это девятилетняя Ким Фук, у нее страшные ожоги третьей степени на спине и сзади на ногах, и она пытается спастись.
Сделав снимок, Ник подхватил девочку и отвез ее и других раненых детей в госпиталь. Врачи были уверены, что она не выживет, однако же, спустя 14 месяцев пребывания в больнице и 17 операций Ким Фук стала практически здоровой. Фотограф постоянно навещал ее и в больнице и после ее выписки, пока не покинул Сайгон спустя три года.
Ким жива и сейчас, она посвятила жизнь медицине и помощи детям-жертвам войн. Иногда она дает интервью и участвует в ток-шоу: «Напалм — это самая ужасная боль, которую вы только можете представить. Вода кипит при 100 градусах, а температура напалма от 800 до 1200. Прощение освободило меня от ненависти. У меня все еще много шрамов на теле, и я испытываю сильную боль почти постоянно, но мое сердце чисто. Напалм силен, но вера, прощение и любовь куда сильней. У нас вообще не было бы войн, если бы каждый мог понять, как жить с истинной любовью, надеждой и прощением.
Если та маленькая девочка на фотографии смогла, спросите себя, можете ли и вы?»

 

 

 

Фотография-символ противостояния силы оружия и силы человеческого духа. Один-единственный человек вышел перед колонной танков рядом с площадью Тяньаньмэнь в Пекине во время беспорядков в июне 1989 года. В руках у него было два обычных пластиковых пакета, которыми он погрозил танкам, когда те остановились. Первый танк сделал попытку объехать мужчину, но тот опять встал на его пути. После нескольких безуспешных попыток объехать его, танки заглушили двигатели, и командир первого поговорил с настырным миротворцем. Затем опять попробовал его объехать, а мужчина опять встал перед танком. Четыре фотографа запечатлели этот момент, но всемирно известной фотографией стал снимок Джеффа Уайднера (Jeff Widener), долгое время бывший запрещённым в Китае.
Мужчину так и не удалось опознать, но он был включён журналом Time в список 100 самых важных людей двадцатого века.

Во время "студенческих беспорядков" 1989-го года было сожжено около тысячи танков. Правда, они остались "за кадром"...

 

 

 

Фотография была сделана во время беспорядков, устроенных хоккейными болельщиками в канадском Ванкувере, и за считанные часы облетела весь мир. Журнал Esquire назвал ее «вероятно, лучшей фотографией всех времен», все издания и блоги наперебой давали ей названия в духе «Make Love Not War» и «Любовь на фоне войны». В результате все выяснилось: это оказалась не история страсти, а история утешения и сочувствия. Но при этом все равно любви.
На снимке изображены 29-летний австралиец Скотт Джонс и его канадская возлюбленная Александра Томас. В ходе бесчинств и хаоса, устроенных фанатами команды Vancouver Canucks, проигравшей кубок Стэнли, полицейские сбили ее с ног, поранили и напугали почти до истерики. Скотт лег рядом с ней и поцеловал, чтобы успокоить. Именно в этот момент щелкнул затвор камеры фотографа Getty Images.
Сейчас Скотт и Александра не успевают отбиваться от предложений о съемках в ток-шоу и рекламе. За повторение поцелуя в рекламе жевательной резинки им было обещано 10 миллионов долларов, ответ влюбленных был краток и категоричен: «Мы не хотим наживаться на своей любви».

И какая бы история ни стояла за этой фотографией, это нисколько не уменьшает силу ее эмоционального воздействия.