«Здоровье — это не отсутствие болезни или физического недостатка как таковых, а состояние хорошего общего физического, умственного и социального самочувствия».

Из преамбулы декларации всемирной организации здравоохранения

Душевное здоровье — это способность человека выйти из трудной, тупиковой ситуации, опираясь только на самого себя.

Фриц Перлз


Обычно подразумевают, что существует некое «состояние-норма». Это противоречит духу гештальт-подхода, в котором высоко ценится своеобразие каждого живого существа и право человека быть непохожим на других людей.
В Гештальт-подходе такое представление смыкается с понятием личностного роста, формирования и развития личностного потенциала, что существенно отличается от концепций нормальности, нацеленных на социальную адаптацию. Голдштейн, один из первых учителей Перлза, основателя этого направления, утверждал:
«Норма должна определяться не способностью к адаптации, а, напротив, способностью изобретать новые нормы.»
(Голдштейн К. Структура организма. Нью-Йорк, 1934.)

 

Будучи расположен на пересечении психоанализа, восточных философий, психодрамы, психо-телесных видов терапии райхианского толка, феноменологического и экзистенциального подходов, методов работы с воображением и сновидениями, гештальт-подход является синтетической стройной системой, включающей в себя несколько философских, методологических и психотерапевтических направлений европейского, американского и восточного происхождений, которые вместе составили взгляд на человека, в котором целое отлично от простой суммы его частей.
Гештальт-подход уже давно вышел за пределы психотерапии и выступает как настоящая экзистенциальная философия, «искусство жизни», как особый взгляд на человека в этом мире.

Одна из главных идей этого подхода -
«Изменение наступает тогда, когда становишься тем, кто ты есть, а не тогда, когда пытаешься стать тем, кем ты не являешься» (парадоксальная теория изменений Бессера).

Гештальт-подход благоприятствует установлению подлинного контакта между людьми, развитию творческого приспособления к окружающей среде, а также осознаванию тех внутренних механизмов, которые слишком часто толкают нас на повторение избитых стереотипов в поведении. Он выявляет наши процессы блокировки или обрывы в нормальном протекании цикла удовлетворения потребностей, снимает маски с наших избеганий, страхов, запретов и иллюзий.

Гештальт-подход в отличие от психоанализа стремится не к объяснению причин трудностей, а к исследованию новых путей их разрешения, навязчивому стремлению психоанализа «узнать почему» он предпочитает мобилизующее на изменение «почувствовать как».
Сейчас гештальт-подход практикуется в самых широких контекстах: индивидуальная психотерапия, психотерапия пар, семейная и детская психотерапия, психотерапия психосоматических расстройств, групповая психотерапия, группы личностного роста, а также на предприятиях.
Гештальт-подход обращен к тем, кто испытывает трудности перед лицом проблем экзистенциальных –
проблем в отношениях (семья, дети, родители, родственники, друзья, коллеги), смерть близких, развод и другие утраты, посттравматическая стрессовая реакция, одиночество, депрессия, фобии, чувство бессилия или неэффективности, возрастные кризисы, утрата «смысла жизни» и прочие «тупиковые» состояния.

Цель метода - поддержание и укрепление общей гармонии самочувствия в широком смысле этого слова, а не «излечение» или «исправление» каких бы то ни было расстройств.

Сам Перлз называл свое детище «терапией нормальных», считая, что этот метод «слишком хорош для того, чтобы прибегать к нему только в случае болезни или отклонений»:

"При  успешном  лечении невротик пробуждается от своего транса или миража. В   дзен-буддизме   подобный   момент   называется   Великим пробуждением  (Сатори). В течение гештальт-терапии пациент переживает множество  малых  пробуждений, приходя  в чувство, он часто видит мир ярко и ясно"  /Фриц Перлс/