Он вошёл в кабинет уверенно.
Внося в него запах шикарного черного автомобиля.
Дорогой и чёрный автомобиль пахнет так же. Дорого.
Кожей салона, хорошим одеколоном хозяина, маркой.
Он, похоже, это знает. Несёт красиво.
Небрежным взглядом окидывает кабинет.
На мне его фокус наводит резкость и приобретает любопытство.
Останавливается на полторы секунды.
Нет.
Про любопытство показалось.
Тускло всё.
Похоже, увиденное его не впечатлило.
Интерес, не успев родиться, сдох.
Мое предложение рассказать ему немного обо мне и моём опыте, его удивило.

   - Зачем?
   - Познакомиться)
   - Я пришел не тебя слушать. О себе рассказать.

Но я настырный в вопросах безопасности.
Мой рассказ о себе он слушал, ласково глядя на свои рыжие ботинки.
В обуви я разбираюсь.
Ботинки крутые.
И, похоже, интереснее меня.
И красивее.

В какой-то момент он меня прерывает:

   - Я устал так жить.

Глаза слегка заблестели. Слезы?
Вдруг, показалось, что его автомобиль выезжает из моего кабинета. Вытесняемый живой болью.

   - Как, так?
   - Да, собственно, никак. Я не живу. Не радуюсь. Нихуя не замечаю. У меня все на один час. Я однодневка.
   Вот ты, похоже, счастлив. И меня, сука, это раздражает. Понимаешь, нет? Как вы все меня заебали.

Глаза опять потухли и ушли за энергией к рыжему Cezaro Paciotti.

   - Смотри сюда, я хочу чтобы ты понимал. У меня нет много времени. Через две недели я улетаю.
   Поэтому я даже не спрашиваю, сколько стоит твоё удовольствие, я плачу за него тройной тариф, и мы все вопросы порешаем до отлета.

Боль спряталась. Авто снова въехало в офис. Опять запахло рыжей кожей.
Я молчал. Замолчал и он. Мы молчали вместе. Долго.
Мы молча говорили. И громко молчали.
Мы тихо жили.
Возможно, впервые за сорок лет напротив.
И было много разного за полтора часа.
И что-то случилось. Я не знаю, что.
Я по сегодняшний день не понимаю, как это работает.
Я не хочу в этом разбираться.
Потому что боюсь когнитивом убить высшие процессы.

   - Игорь, пожалуйста, помоги мне.

И мне вдруг показалось, что он, наконец-то, разулся.
И увидел свои натертые до крови ноги. Избитые красивой рыжей кожей.
И с облегчением и стоном выдохнул.

   - Я попробую. Мы - с тобой - попробуем.

P.S.
Хотел написать пост про людей не желающих работать, приходя, казалось бы, за собой.
Про избегающих боли и усилий.
Приходящих ко мне и требующих немедленных изменений.
Получилось про другое. Как есть.

Качественная психотерапия с качественными же изменениями, изменениями на глубинном уровне, с приходом того, что становится частью тебя, твоей жизни, твоего выбора, того, что рано или поздно, становится Тобой - это долго.
И тяжело.
Тяжело и долго. Зачастую без гарантий.

Нельзя сорок лет прожить игнором себя, чтобы потом за две недели в тихой комнате выкупить у психотерапевта свое счастье за тройной тариф.
Сорок лет быть не в своей жизни, а потом за две недели, за деньги приобрести лицензию на право в неё попасть.
Попасть в свою собственную жизнь.

Когда тебе до нее нет времени, она уходит.
Уходит всегда.
Какое-то время она будет идти сбоку. Немного сзади. Не совсем теряясь из виду.
В ожидании, что ты обнаружишь пропажу.
Она, как маленький обиженный родителем ребенок, прячущийся неподалеку так, чтобы родители быстро нашли и пожалели, и сказали, что нет никого более любимей и желанней на свете, чем он.
И он в миг им всё простит.

Но ты не оборачиваешься. Ты занят рыжими туфлями.
И красивым черным автомобилем.
И она уходит. Уже насовсем.
А что ей остается делать? Ты сделал свой выбор. Не в её пользу.

Психотерапия не подходит тому, кто хочет мгновенных изменений. От слова совсем.
И ей плевать на ширину твоих карманов.
Психотерапия это долго и тяжело. И дорого. Хотя здесь, в этом контексте, определение дорого звучит по идиотски.
Это ровно столько во сколько ты ценишь качество.
Качество своей жизни.
А качественное не бывает однодневным.
И, пожалуйста, давай ты не будешь множить армию недовольных?
Недовольных "одноразовым пользованием" психотерапевта.

А рыжие ботинки - это здорово.
Про Жизнь только не забывай.
Пожалуйста.